18 сентября 2014, 13:20 1 комментарий

СИЗО-2. Как интересно... Обратите внимание на регги в Бутырке. Зачем нарушать закон?

Поделиться

Сначала о единственном приятном. Это был ужин в СИЗО-2. Он бывает таким один раз, в среду, только этого мало. А сегодня как раз была среда. Мы не подгадывали, так вышло. И вот мне наложили миску картошки с тушенкой и сырыми свежими овощами (никого не обобрали, нам заключенные из богатой камеры за них поужинать разрешили), и мы пошли в камеру выслушать обращения, я села и съела пол-миски с огромным наслаждением. А тут коллега Сергей Егорович такой: можно мне вторую ложку? Хвать миску. И пока вот я записывала обращение, он мне уже пустую тарелку возвращает. Ничего себе... Я вообще полагала, что это - моё. А он всё съел. (Кто знает, что я вообще ем еду по состоянию здоровья примерно пару раз в неделю - удивится. Я съела не ложку, а пол-тарелки еды. И хотела еще). Вы это просто не представляете... Меньше года назад не стоял выбор, что вкусней: гречка, понимаете ли, в пятом изоляторе или картошка с тушенкой в Бутырке. Стоял вопрос: съедобно или надо остановить раздачу. Наше спасибо тем, кто помогает. Это здОрово! Мы не верили. Значит, можно. Вот еще совещание по продуктам будет в октябре, мы верим, что станет еще лучше. Просто респект, молодцы! Как мне приятно это писать...

Не, вообще еще одно приятное - наш сопровождающий. Человек, с которым приятно работать. Помните, один офицер другого СИЗО сказал нам: вы не сердитесь, с вами сотрудник такой ходил... неулыбчивый... А это нормально, он нам понравился, он дело делает. Нам не надо улыбаться. С нами надо работать. Помогать и конструктивно сотрудничать. А улыбаются мне пусть мои дети и подружки. И с нами теперь ходит человек, который помогает, плюс рассказывает много важного и полезного, что до этого не вполне себе знали члены ОНК Москвы. О Бутырке.

Я написала там сегодня в журнал красной ручкой. В СИЗО-2 вообще собираются соблюдать действующее законодательство, вести жалкие журналишки регистрации ненужных и бессмысленных заявленьиц спецконтингнентика? СИЗО-2 - не ведутся журналы. СИЗО-2 - в принципе не доводятся права. Ни устно, ни письменно. СИЗО-2 - люди не могут подать апелляционные халобы, чему удивлялась, я помню председатель МГС Егорова. Какие апелляшки? Где образцы, которые есть уже практически во всех СИЗО Москвы? В СИ-2 люди не знают, что ручку могут попросить. А у сотрудников на посту лежит стопка чистой бумаги А-4, да только она неделями там лежит. А что выдают в камеры? Перед визитами ОНК - мятые какие-то по две странички клетчатые. Давай, пиши, жулик свою апелляцию, тебе сойдет. Перед визитами ОНК - дежурные заявления на тапочки. Типа Каретникова придет, она маньячка тапочек и бумажек, на, подавись. Три тапочки, две бумажки. Вы шутите, что ли, с нами? А до этого - вообще никаких заявлений в журналах. А в камерах этих заявлений - полно. При пожаре - грабь, убивай, лови гусей. Да, Бутырка славна своими традиционными "экскурсионными маршрутами" для любых проверок, там большой опыт. Но следовало понять, что общественные наблюдатели - это, конечно, туристы, но в процессе эволюции у них немного отвалился рюкзак. Плохо, что Бутырский замок этого не понял. Плохо, что Бутырский замок не исполняет обещаний и не слышит слов. Наши слова созвучны законодательству. Мы - Общественная наблюдательная комиссия. И мы, извините, не "продаемся" за телевизоры и холодильники даже для наших любимых маркеров. И за коврик инвалиду. Потому что это не любимчики и не клиенты. Это всего лишь маркеры, извините за цинизм. Никого не жалко. (с) Вы думаете, это вы нам одолжение делали? Вы всё перепутали. Это было наоборот, мы просто вежливые. Мы все темы доведем до конца.

Бутырские журналы... какой там инструктаж, какое там раскрытие результатов рассмотрения, о чем говорим с нормальными изоляторами... как бы это лучше сделать... как что с чем согласовать... Нет. Это Бутырка, это регги. Инспекторы вообще не понимают, зачем эти журналы нужны, что где нужно писать, смотрят на нас как на призраков. В ужасе. Заявления... да-да... они их пишут ручкой на бумаге... знаете ли... а мы вот тут пишем "передано". Подпись не ставим вообще никакую, зачем она тут нужна, занудная... Фальсификации подписей. Содержание заявлений не раскрывается. Подписей берут по две. ЗдОрово мы друг другу-то улыбались-то несколько месяцев, да, уважаемая служба режима? Классно я слезы вытирала и вас в двадцать пятый раз просила что-то сделать? Инспектору: когда был последний инструктаж? Он: две с половиной недели, кажется, назад. Мы: и что там сказали делать? Он: ну... заявления, может, регистрировать... Вроде этого... А надо что-то другое делать?

С ума сойти. Вам же ясно пытались довести: ЭТА РЕГИСТРАЦИЯ ЗАЯВЛЕНИЙ СПАСАЕТ ЖИЗНИ!!! Чтоб не было новых минкиных и наташ. Чтоб не бродили по коридорам члены ОНК, а всё решалось без них. Неа... нарушения учетной дисциплины, точней - вообще ее какое бы то ни было отсутствие. Воспитательная служба и служба режима - вы вообще во втором изоляторе есть? Что-то у нас возникли некоторые сомнения... Вот тыловая служба там есть, честь ей и хвала. Оперативная... по-моему, лучше бы не было в Бутырке вообще. Все учреждения Москвы уже смеются, с такими-то лютыми косяками. Прямо хоть в газете публикуй, прославлюсь хоть. Мы тоже еще такого не видели никогда. Хоть думали, что туристический рюкзак отвалился. Это смешным может показаться, но это - искалеченные человеческие судьбы. Что там творится?

Карантин. С утра, как узнали, что ОНК придет, - зашли спросили: книжки дать вам? Да! - закричали счастливые заключенные. И чего инспектор сделал? Пошел домой. ПРОПИСЬЮ: ПОШЕЛ ДОМОЙ. Он даже сменщику ничего про эти книжки не сказал. Можно узнать фамилию этого инспектора? Он сегодня утром домой пошел. А фамилии его режимного руководства мы знаем и так. Вот эти люди сегодня толкнули первоходов в объятия криминалитета. Они научили верить, что от ГОСУДАРСТВА ничего не получить. Оно НЕ ИСПОЛНЯЕТ СВОИХ ОБЕЩАНИЙ. Потому что любой младший инспектор - представитель ГОСУДАРСТВА. Это его он подставил и скомпрометировал в глазах людей, которые ему поверили. А он думал, что просто ПОШЕЛ ДОМОЙ. А сделал страшную вещь. Необратимую. Я не шучу. Это может показаться пустяком, но это - вопрос жизненного выбора людей в неволе. За это будет кто-нибудь наказан? А за журналы? А за недоведение прав? А за отсутствие возможности обжаловать свои аресты и приговоры?

Люди запрашивали документы о своих взысканиях, наложенных в СИЗО. Десять дней срок исполнения. Прошел месяц. Какие документы?.. Вы в Бутырке. Забудьте.

А, начальника отдела режима просила дать детдомовцу в соответствии с законом при отсутствии собственной одежду. Через месяц зашли. Дали одежду? КАКУЮ ОДЕЖДУ? Ничего не дали. Ни тапочек, ни трусов... "Он обещал... Надька, дура, верила - дождется..." (с) Какой там закон, кому он нужен... Регги, регги.

Просили парню медобследование, он инвалид. Мать звонит: спустили на сборку, пять часов продержали, вернули в камеру. Что это было? Осмотр не состоялся, или это было наказание такое, чтоб не обращался за помощью в ОНК? Извините. Наши подопечные с Матроски обращаются и будут обращаться к нам за помощью. Они к такому прессингу не привыкли. Там нормальная администрация. И мы будем их защищать, Бутырка. У нас так не принято.

С ума сойти... Мы попросили сегодня на двадцать минут отдельное помещение поговорить с заключенными, к которым нецелесообразно заходить в камеры. С теми, кто обращается впервые, с документами, и с теми, с кем общаться следует конфиденциально. НАМ ОТКАЗАЛИ. Мы даже не стали спрашивать, почему, мы просто просили. Неа. Сопровождающий делал руками какие-то странные знаки, по которым мы поняли, что его руководство запретило нам нормально работать по точечным и конфиденциальным обращениям. Мы с коллегой подумали. Мы это поняли одинаково. Это были именно такие знаки. Ну, типа нас тут строят, будете общаться на коридорах. Нечего лезть в наше святое, мы тут три месяца человека не этапировали (мы разберемся), а вы прицепились. Будете работать в коридоре. 

Там нам не дали стульев. Бутырка, Бутырка... Без стульев плохо. Нас заставили на коридоре стоя принимать заявления и объяснения от стоящих на ногах людей, под вопли раций, маты инспекторов и грохот по дверям. Ни в одном учреждении мы с подобным до сих пор не сталкивались. Мы вынуждены были прервать разговор и перенести на следующий раз. Мы просто в этом грохоте и матюках (слава воспитательной функции, что это за сотрудники такие приблатненные в СИЗО-2?) не могли услышать друг друга. И отказались от других индивидуальных посещений, право на которые нам дает закон.

Извините... а кто вот это написал: "администрация... создает возможность для бесед членов комиссии с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, в том числе предоставляет помещения для индивидуальных бесед и принятия жалоб, оснащенные необходимой мебелью, канцелярскими принадлежностями, а также оборудованные кнопкой тревожной сигнализации"? 

А я вам скажу. Это Минюст написал. Называется ПРИКАЗ
от 28 ноября 2008 г. N 652
ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ
О ПОРЯДКЕ ПОСЕЩЕНИЯ УЧРЕЖДЕНИЙ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ
СИСТЕМЫ ЧЛЕНАМИ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАБЛЮДАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ.

Не читали его? Прочтете, СИЗО-2. Спорим? И соблюдать будете. Сколько бы для этого ни понадобилось газетных публикаций. Официальных писем. Будете соблюдать закон. И не один. Будете соблюдать все законы. Мы уверены в этом, мы в вас верим.

А в коридорах-то работать хорошо. Заключенные: а вы - не Каретникова? Да, это я. Да, это мы, ОНК. Что-то нужно? Да, зайдите в следующий раз. Камера такая-то. Нет, позовем, если нужно станет. Но имейте в виду такую-то камеру. Чаще - просто большой палец вверх в знак одобрения. Спасибо, я польщена. Здравствуйте, Бутырка, мы пришли. Не век же сидеть в кабинетах. Вы нас знаете, а мы знаем вас. Познакомились.

Здравствуйте, Бутырка. Мы долго работали, чтоб наконец это уверенно сказать. Поздороваться.

И нас, помнится, обвиняли, что, чувствуя внимание к своим персонам, заключенные начинают нарушать ПВР. Три ха-ха-ха. Нет, они начинают их соблюдать. Нет, лучше ОНК, чем АУЕ, те же три буквы, но куда круче. Нет кипешам и демонстративным суицидам, да - заявлениям о правах и законным процедурам. Члены ОНК несут с собой право и закон. Килограммов пятнадцать. И напоминают о них некоторым изоляторам Москвы. Вы вспомните о них, вспомните. Мы надеемся.

А другим СИЗО Москвы на сегодня огромное спасибо за удаленное взаимодействие по острым и оперативным вопросам. Была приятно удивлена. Кроме четвертого изолятора. Там что-то пошло не так. Товарищ полковник, ну вы в курсе, да? (с) Неудачно получилось. но дело ваше. Приедем. Остальным - спасибо. Мы чувствуем, что не одни.

Комментарии

Подобное происходит ( даже более печальное и страшное) во многих учреждениях. И очень многие региональные ОНК покрывают нарушения и преступления, совершаемые сотрудниками ФСИН

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Страхование заключённых


Страхование от несчастных случаев


Страхование от заболевания туберкулезом

Опрос

Мнение

Почему я занимаюсь правозащитой и общественным контролем в тюрьмах?

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Пронин Дмитрий Евгеньевич

Координатор Gulagu.net, член ОНК Московской области

Я считаю, что законы Российской Федерации для всех граждан равны и их нужно соблюдать, тем более тем кто служит в ФСИН и МВД, они - лицо государства. И только реальный и честный общественный контроль может поменять неблагоприятную ситуации в ИК, СИЗО, ИВС и отделах полиции.
Подать обращение

Проверить статус обращения

  • Подано 3129 обращений
  • Обработано 1053 обращения
  • В РФ работают 724 члена ОНК
  • 79 ОНК работают в РФ